Американская ПРО полностью обесценит ядерные силы России

Американская ПРО полностью обесценит ядерные силы России
К 2015 году наши ядерные силы перестанут быть сдерживающим фактором для США

Cистема «Иджис»
У американцев также имеются 4 РЛС раннего предупреждения. Все нормально у них и с противоракетами: на боевом дежурстве сегодня стоят 16 комплексов наземного базирования, 16 крейсеров и эсминцев, оснащённых в общей сложности 18 противоракетами SM-3 и дислоцированных в Атлантическом океане и Средиземном море, 80 противоракетных комплексов Patriot (PAC-3).

До 2013 года будет проведено расширение системы ПРО: 5 РЛС раннего предупреждения, перекрывающих всё Северное полушарие, 54 противоракеты наземного базирования (44 — в США, 10 — в Польше, близ города Слупска), 4 комплекса THAAD (задача — уничтожение баллистических ракет на стадии снижения), оснащённых в общей сложности 96 противоракетами, до 100 противоракет морского базирования SM-2 (задача — уничтожение баллистических ракет на среднем участке траектории), 132 противоракеты SM-3 (задача — уничтожение баллистических ракет). Плюс система «Иджис» (на базе одноименного комплекса ПВО), которая способна отслеживать и, при необходимости, уничтожать баллистические ракеты, атомные подводные лодки и орбитальные спутники, движущиеся со скоростью до 8 километров в секунду. По планам Пентагона, к 2015 году она получит такое развитие, что полностью блокирует возможность российского ответа на ядерный удар НАТО.

Недавно в США прошли учения с использованием «Иджис». С американского полигона на Гавайских островах стартовала баллистическая ракета, выступившая в роли российского оружия возмездия. Система «Иджис» сразу обнаружила цель и с борта крейсера УРО «Лэйк Эри» был произведен пуск противоракеты, которая на высоте более 180 километров (то есть в космосе) уничтожила балллистическую ракету.

— Современная корабельная система «Иджис», — рассказал мне знакомый офицер, бывший командир ракетной боевой части подводного атомохода капитан первого ранга запаса Алексей Черкасов, — состоит из РЛС с фазированной решеткой, боевого вертолета и гидроакустического сонара для обнаружения АПЛ. Основное вооружение — противоракета «Стандарт-3», которая способна уничтожать цели в космическом пространстве и на дальности до 500 километров по горизонтали. Не так давно состоялось ее боевое применение — американцы уничтожили свой вышедший из строя спутник-разведчик, летевший в космосе на высоте 275 километров со скоростью 7,2 километра в секунду. Крейсера и эсминцы УРО, имеющие на вооружении такие ракеты, уже сегодня несут боевую службу в Атлантическом океане, Средиземном море и даже заходят в Черное море. Это значит, что они имеют возможность поражать наши баллистические ракеты на начальном участке полета. Главная опасность в том, что, по планам Пентагона, к 2015 году ВМС США будут иметь на вооружении 400 кораблей, оснащенных системой «Иджис» и ракетами «Стандарт-3». Даже если каждый корабль получит лишь по одной такой ракете, у нас не хватит современных баллистических ракет для преодоления этого рубежа ПРО. А ведь есть и другие, не менее серьезные. Министерству обороны нужно срочно заказывать оборонке достаточное количество новых баллистических ракет, а не играться в изменение «облика Вооруженных сил».

По опубликованным в открытой печати данным, у России имеется всего около 80 новых комплексов межконтинентальных ракет. Остальные были выпущены еще в Советском Союзе. Это стоящие на боевом дежурстве сегодня «Сатана» и «Тополь». Их возраст около 30 лет. Некоторые эксперты утверждают, что за это время ракетное топливо потеряло некоторые свои важные качества. К тому же и корпус утратил прочность. Например, «Сатане» уже два раза продлевались сроки эксплуатации. Так что в случае конфликта не все ракеты сумеют взлететь.

Есть у нас великолепная новая (относительно) ракета «Ярс-24», которая способна уверенно преодолевать ПРО США. По данным открытой печати, она имеет рабочую дальность до 12 тысяч километров, оснащена несколькими блоками с ядерной боеголовкой, которые после набора высоты разлетаются и движутся по заданной траектории в автономном режиме. При обнаружении противоракеты каждый из блоков начинает маневрировать и уклоняться от нее.

Беда только в том, что у нас таких комплексов неизмеримо меньше, чем у американцев тех же противоракет «Стандарт-3».

По мнению капитана первого ранга запаса Алексея Черкасова, именно с этим фактом связан отказ американцев вести с Россией какие-либо переговоры по ПРО. У них, вероятно, есть уверенность (или иллюзия) в том, что США в состоянии на сто процентов отразить ответный ракетно-ядерный удар со стороны России.

По данным электронного справочника Минобороны РФ «Оружие России», «Ярс-24» начали разрабатывать еще в 1989 году, но только через двадцать лет в войсках появился опытный дивизион этих ракет. На сегодняшний день сформированы всего два полка.

Такую медлительность в Минобороны объясняют тем, что поначалу работы вели российский МИТ и украинское КБ «Южное». После развала СССР они оказались в разных государствах.

Впрочем все свои наработки и образцы КБ «Южное» полностью передало России еще в 1995 году. 16 лет длится тягомотина с разработкой и принятием на вооружение важнейшей для обороны ракеты. При этом деньги на это выделялись систематически. Где они? Кто знает?

В предновогоднем выпуске «Военной тайны» (РЕН ТВ) упоминалось письмо Счетной палаты о золотых слитках Минобороны, которые куплены на деньги, предназначенные для реформы и перевооружения армии, но «вложены в рост». Видно, страсть к «коммерческой деятельности» не дает Анатолию Сердюкову заниматься по-настоящему эффективным перевооружением армии, в частности, продвижением такого необходимого для обороны комплекса МБР «Ярс-24» и противоракетных комплексов дальнего действия  http://www.svpressa.ru/war21/article/51590/

По словам А. Вершбоу, система ПРО сможет защитить и саму Россию от ракетного удара со стороны Ближнего Востока и Северной Кореи: «Южная часть России является зоной риска, именно для этого НАТО планирует разместить ракеты и радар в Румынии и Польше».

Иджис


Универсальная установка вертикального пуска (УВП) Мк41 на борту крейсера «Сан-Джасинто» (CG-56) ВМС США.

Панель управления системой на борту крейсера «Норманди» (CG-60) ВМС США, 1997.

Информационный центр системы на борту крейсера «Винсенс» (CG-49) ВМС США.

боевая информационно-управляющая система(БИУС).

В декабре 1969 года в США начались работы по созданию перспективной системы боевого управления «Иджис». Она обеспечивает одновременное слежение и поражение целей на суше, воде, под водой и в воздухе. Опытный образец системы был установлен на USS Norton Sound (AVM 1) в 1973 году.

Первый корабль, оснащённый системой «Иджис», USS Ticonderoga (CG-47) был зачислен в списки флота 23 января 1983 года. Установки вертикального пуска (УВП) Мк41 первым получил ракетный крейсер Bunker Hill (CG 52). В общей сложности на вооружение были приняты 107 кораблей оснащённых системой «Иджис».

Основным элементом системы является радиолокационная станция AN/SPY-1A, В или D с четырьмя плоскими фазированными антенными решётками (ФАР) мощностью 5 МВт, выполняющая функции РЛС кругового обзора. Она способна осуществлять автоматический поиск, обнаружение, сопровождение 250—300 целей, и наведение по наиболее угрожающим из них до 18 ЗУР. Решение на поражение угрожающих кораблю целей может приниматься автоматически.

Компьютерные системы управления и поддержки принятия решения являются ядром «Иджис». Они позволяют одновременно решать задачи противовоздушной, противолодочной обороны и наносить удары по кораблям противника.

Разработчики

Первоначальная разработка системы Иджис начата подразделением компании RCA, специализирующимся на ракетных системах и поверхностных радарах, позднее приобретённым компанией General Electric и переименованного в подразделение Государственных электронных систем. Позднее, в 1992 году, это и несколько других аэрокосмических подразделений компании Джи-Эл были проданы компании Martin Marietta, вошедшей в 1995 в корпорацию Lockheed Martin.

Вооружение

Американские корабли, оснащённые «Иджис», сначала использовали ракеты «Стандарт-2» (SM-2), в настоящее время проходит перевооружение некоторых из них на ракеты «Стандарт-3» (SM-3).

Ракеты нового поколения «Стандарт-3» (SM-3) позволяют осуществлять перехват боеголовок БР. В ходе прошедших 6 ноября 2007 года испытаний впервые осуществила успешный перехват групповой баллистической цели, обе цели были уничтожены в результате прямого попадания перехватчиков SM-3 за пределами земной атмосферы, на высоте около 180 км над Землёй. Перехват был осуществлён комплексом «Иджис» (Aegis, версии 3.6) крейсера УРО CG-70 Lake Erie («Лэйк Эри»).

21 февраля 2008 года ракета SM-3 была выпущена с крейсера УРО «Lake Erie» в Тихом океане и поразила находящийся на высоте 247 км аварийный разведывательный спутник USA-193, двигающийся со скоростью 27 300 км/ч (7,6 км/с). Однако, стоит отметить, что, несмотря на высокую скорость спутника, двигался он по заранее известной и неизменной траектории.

24 июня 2008 года на полигоне Уайт Сэндз прошли успешные испытания SM-6.[1]

ТТХ

  • Контролируемый радиус более 190 км от корабля (ЭПР 1 м²)[источник не указан 587 дней].
  • Дальность обнаружения высотных воздушно-космических целей (ВЦ) при поиске в верхней полусфере пространства ограничивается примерно 320 км

Установки на кораблях

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D1%81

Максим Калашников

ИЛЛЮЗИЯ «СОВМЕСТНОЙ ПРО»

Что стоит за лиссабонскими договоренностями Медведева с НАТО?

В ноябре 2010 года, как нас уверяет либеральная пресса, состоялся исторический визит президента РФ Д.Медведева в Лиссабон, на слет НАТО. Как впечатляющий прорыв подаются общие слова Обамы и Медведева о программе создания совместной русско-западной противоракетной обороны (ПРО).

Но на самом деле мы имеем дело с очередным политико-пропагандистским пузырем. Блефом. Никакой совместной ПРО с НАТО мы не можем построить ни по технико-экономическим, ни по политическим причинам.

РАЗВЕИВАЯ ТУМАН

«…В Лиссабоне Москва и Брюссель, по всей видимости, достигли принципиального согласия о создании совместной системы ПРО. Сами системы сторон объединены не будут — каждая будет создавать свою и отвечать за свой сектор. Россия возьмет обязательства сбивать баллистические ракеты, летящие в Европу с юга и востока над ее территорией. То есть взрывать над своей территорией северокорейские, китайские, пакистанские и иранские боеголовки. А на долю европейского сектора ПРО придется все то, что может прилететь в Россию и Европу с Запада. То есть с Атлантического океана и из Северной Африки…» — написал обозреватель журнала «Эксперт» Геворг Мирзаян (http://www.expert.ru/2010/11/29/proryiv-v-neizvestnost/)

Но это невозможно. Как пояснил Владимир Коровин (эксперт Гражданского центра прикладных исследований), отечественная ПРО представлена московским районом – знаменитой системой А-135. Она оснащена ракетами-перехватчиками боеголовок (62 противоракеты ближнего перехвата, 38 – дальнего) с ядерными боевыми частями. Система эта создана по идеологии 1980-х годов и предназначена только (исключительно!) для прикрытия Московского промышленного района. То есть, столицы – и только. И только от первого неожиданного удара ограниченным числом боеголовок. Начало создания А-135 – 1971 год, постановка на боевое дежурство – 1995-й. Прикрыть система может только Москву, поражая вражеские боевые блоки лишь на заключительном этапе их полета. Да и то нашей столице придется несладко: над нею в ближнем космосе и в верхних слоях атмосферы будут рваться десятки ядерных противоракетных зарядов, избивая мегаполис электромагнитными импульсами.

Здесь нет никакого «презрения Москвы к остальной стране». А-135 была призвана защитить центральную систему управления СССР/РФ от внезапного обезглавливающего удара – и не более того. Чтобы коварный враг не вывел из строя главнокомандование страной, а это главнокомандование – отдало бы приказ на ответно-встречный удар возмездия по ядерному агрессору. Каковыми при создании системы А-135 могли быть только США и НАТО, а также – Китай.

Расширить подобную очаговую систему ПРО на огромные пространства невозможно в принципе. И речи быть не может о том, чтобы прикрывать Европу с восточного и юго-восточного направлений. Идущие на Европу над территорией РФ китайские, пакистанские и возможные иранские ракеты (межконтинентальные и средней дальности) для А-135 неуязвимы. Наша система должна ставиться в Европе – у каждого большого города. Кроме того, она не может работать в неядерном варианте, попадая неядерными поражающими элементами в боеголовку (как это делают развивающиеся на Западе новые системы ПРО). А-135 отражает налет вражеских боевых блоков только высотными ядерными взрывами. Наша система создавалась для реалий Холодной войны (в соответствии с ныне недействующим Договором по ПРО 1972 г.), а посему и ограничена по радиусу действия, и крайне дорога. Достаточно сказать, что США так и стали прикрывать подобными системами «Сейфгард» ни Вашингтон, ни Нью-Йорк. Не стали они прикрывать и ракетно-стратегическую базу Гранд Форкс, о чем задумывались еще в 1972-м. Сочли и разорительным, и малоэффективным.

Таким образом, для предполагаемой российско-натовской системы ПРО отечественная А-135 просто бесполезна.

Все просто. Обычная баллистическая межконтинентальная ракета, как поясняет Владимир Коровин, запущенная по цели в Европе из Китая (на дальность в 13 тыс. км), в апогее своей траектории набирает высоту в 1400 км. Пролетая над территорией РФ, она остается недосягаемой для системы ПРО типа А-135 – слишком высоко идет. Высота ее полета не получается ниже нескольких сотен километров. Слишком высоко оказываются и те ракеты средней дальности, какими гипотетически могут бить по Европе Пакистан и Иран. (А ведь есть еще и так называемая «наклонная дальность», измеряемая сотнями и тысячами километров – прим. М.К.). Таким образом, А-135, защищая исключительно Москву, не может сбить ракету, идущую из всех известных стран на Европу. Более того, А-135 по тем же причинам не в силах прикрыть иного района Российской Федерации, если удар нацелен на них.

Только лишь поэтому заявление о возможности создания совместной ПРО «РФ-НАТО» вызывает смех специалистов. Но проблема гораздо глубже.

ЗАПАД ВЫРЫВАЕТСЯ ВПЕРЕД

В то же время, в Соединенных Штатах создается целый набор противоракетных систем, способных «работать» по атакующим их страну баллистическим ракетам (БР) на разных участках их траектории. То есть, особые системы должны уничтожать ракеты на активном участке полета – когда БР разгоняется в атмосфере, работая двигателями на полную мощь, и когда боевые блоки (ББ) в ее «голове» еще лежат вместе, не разделившись и не включив двигатели разведения блоков-зарядов. Другие системы предназначены для уничтожения ББ в космическом пространстве, на среднем участке полета. Наконец, есть системы для поражения ББ на заключительном этапе – при подлете к их целям. И вот что интересно: ставка делается не на ядерное, а в основном на ударно-кинетическое поражение боевых блоков. Создается «экологически чистая» ПРО.

Так, для сбивания неприятельских БР на первом, разгонном участке траектории идут работы над самолетом с лазерной «пушкой», который по замыслу должен поражать боевым лучом взлетающие ракеты с расстояния в сотни километров. Для чего самолеты-лазероносцы должны патрулировать над опасными районами. Пока здесь очень много трудностей и не факт, что США удастся создать дееспособные лазеры воздушного базирования. Поэтому американцы ведут работы над сверхскоростными противоракетами воздушного базирования NCADE – Network Centric Airborne Defense Element. Сиречь – над поражающими элементами воздушного базирования для сетецентричной войны. Но тут до появления на свет серийных образцов еще очень далеко.

На среднем участке траектории БР (превращенная уже в «облако» из боевых блоков и ложных целей) должна поражаться системами ПРО наземного базирования (стационарная ПРО на Аляске, Ground Based Midcourse Defense, GBMD), системами корабельного базирования «Aegis» («Эгида») и отчасти – мобильной системой ПРО театра военных действий THAAD. На этой стадии отражения атаки неприятельских ракет стационарная ПРО GBMD на Аляске, например, выбрасывает навстречу боевым блокам врага космические самонаводящиеся перехватчики EKV. Последние – это кинетические блоки, которые должны разрушить боевой блок прямым попаданием. Для этого на 60-килограммовом EKV есть чуткий инфракрасный телескоп (он должен разглядеть горячую боеголовку) и двигатели маневрирования. Правда, эффективность GBMD (базы Форт-Грили и Вандерберг) пока еще низка – не более 50%. Особо отметим, что означенная стратегическая система не имеет аналогов в РФ (А-150 не носит стратегического характера). Однако и рассчитана она на отражение только ограниченных (пара-тройка ракет от силы) баллистических атак на Соединенные Штаты.

Поражающие элементы забрасывает в космос и система ПРО «Иджис»-«Эгида» — противоракеты типа SM.

На заключительном участке полета атакующие боевые блоки встречают все та же THAAD и комплексы «Пэтриот», хорошо известные еще по войне с Ираком 1991 года.

Очень продвинулась работа над морской ПРО «Aegis». Вначале, по словам В.Коровина, ее создавали для того, чтобы поражать вдогонку возможные БР Северной Кореи. Почти четверть идут работы над поражающими кинетическими боеголовками «Эгиды», причем первый ее образец выставлен с Смитсоновском музее. Испытания «Иджис» идут с 1999 года, американцы добились более десятка успешных перехватов, в том числе – и спутника на высоте в 247 километров. Это значит, что «Иджис» способна работать по боевым блокам на среднем (космическом) участке траектории.

На основании «Aegis» янки собираются (естественно, в сухопутном варианте) строить ПРО для Европы. Например, тот же позиционный район, что совсем недавно мыслилось делать в Польше. При этом ракеты-перехватчики для «Иджис» совершенствуются – растет их радиус действия. К середине 2010-х корабельные группировки, выставленные США у Израиля, у берегов Ливии и в Черном море, смогут прикрыть практически всю Европу от ракет, летящих из Ирана – прикрыть вплоть до Скандинавии. А к 2020 году «Иджис» при той же дислокации кораблей защитит всю Европу, покроет Белоруссию и Украину и даже большую часть предуральской части РФ.

При этом аналога «Иджис» у нас нет, и американцы («Локхид-Мартин» и «Рейтеон»), развивая оную систему, вовсе не нуждаются в сотрудничестве с русскими. Зачем? И так все делается. Конечно, «Иджис» защищает только от ракет средней дальности (3-5 тыс. км дальнобойности), летящих из Ирана. От БР Китая система не оборонит. Но американцы считают эту угрозу несущественной. Гораздо более реальной Запад рассматривает появление ракет средней дальности у мусульманских стран. Подчеркнем: «Иджис» позволяет попадать буквально «пулей в пулю», не используя ядерных боеприпасов.

Американцы также (первый пуск – в 1994-м) развивают ПРО ТВД типа THAAD, успешно опробовав ее в войне с Ираком в 2003-м. Система уничтожает боеголовки ракет, запущенных с расстояния до 3,5 тысяч километров. Поражающие устройства системы маневрируют, находя и уничтожая вражескую боеголовку с помощью тепловидения. Все опять-таки сводится к принципу «пулей в пулю», к кинетическому разрешению чужой боеголовки без всяких зенитно-ядерных взрывов. И здесь РФ отстает, не имея никакой возможности что-то делать совместно. В СССР аналоги имелись бы наверняка, но Союза уж нет.

В перспективе возможно развитие в США противоракет, которые смогут выводить на орбиту сразу несколько самонаводящихся кинетических перехватчиков размером с кофейную банку. И здесь РФ также нечего предложить.

И, наконец, есть уже известная система «Пэтриот». Ее аналогом считают наши системы С-400 и перспективную С-500. Но если в РФ они остаются «бумажными тиграми» (для С-400 так и не создано пока ракеты), то для «Пэтриот» уже есть ракета с увеличенным в полтора-два раза радиусом действия. И она должна быть задействована в совместной с европейцами системе ближней (1-1,5 тыс. км) ПРО – MEADS (Германия, Италия и США).

Участие Российской Федерации здесь им совершенно не нужно.

Франция уже успешно испытала свою систему ПВО/ближней ПРО «Астер», которая будет защищать также Италию. Франция совместно с другими европейцами (в пику американцам) намерена создать и систему «Экзогард» — стратегическую ПРО для поражения боевых блоков на среднем (космическом) участке их траектории. Свои противоракетные программы ведут Израиль и Индия.

УЖЕ ВЫШЛА ИЗ СТРОЯ?

Ряд признаков говорят о том, что отечественная система А-135 уже небоеспособна. За годы после расчленения СССР оказалась разрушенной вся производственная кооперация для производства противоракет и всего необходимого для системы. И это немудрено: в нее входило 130 предприятий всего СССР. Последние ракеты-перехватчики для ПРО Москвы произведены четверть века назад. Большинство из них уже вышло из строя по старости. Сделать новые – уже не представляется возможным (промышленные и кадровые возможности утрачены).

Инженерно-конструкторский состав стар, молодежи нет. Ряд источников сообщает, что 68 противоракет ближнего перехвата 53Т6 («Gazelle» по коду НАТО), рассчитанных на перехват в атмосфере расположены в пяти позиционных районах, отчасти еще сохраняют боеспособность.

    • Длина 10 м
    • Диаметр 1 м
    • Масса 10 т
    • БЧ 10 Кт
    • Дальность полета 80 км
    • Высота 30 км
    • Скорость ракеты 5,5 км/с

32 ракеты-перехватчика дальнего боя 51Т6 «Азов» («Gorgon» по коду НАТО) с боеголовками могуществом в 1-2 мегатонны, призванные осуществлять перехват за пределами атмосферы, расположенные в двух позиционных районах, уже больше блеф, чем реальность. Есть все основания полагать, что в 2002—2003 годах они были изъяты из шахт в связи с истечением срока службы.

Противоракета «Азов»

    • Длина 19,8 м
    • Диаметр 2,57 м
    • Масса 33 т
    • Дальность полета 350 км

На фоне всего, что делается в области ПРО в США и Европе, мы уже выглядим аутсайдерами. На основании советских противоракет можно было бы сделать более совершенную технику прямого попадания во вражеские боеголовки (пулей в пулю), однако РФ не в силах даже воспроизвести то, что выпускалось в Советском Союзе. Сейчас звучат слова надежды на нашу ракету 9М96 для комплекса С-400 «Триумф». Эти высокоманевренные «птички» планируются и для поражения тбаллистических ракет как оперативно-тактического, так и среднего ранга. Но когда эти ракеты встанут на вооружение – пока неясно.

ГОВОРЯТ-ТО ДАВНО – А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ…

Таким образом, пока места для РФ в западных ПРО-программах нет. Да и все планы такого совместного участия с 1967 года кончались ничем. Сначала – по политическим причинам, а теперь уже по политико-технико-экономическим. Попытка Ельцина в январе 1992 года предложить США совместную систему ПРО полностью провалилась. Пробовал и Путин – с тем же успехом. Когда в 2001-м США вышли их договора по ПРО (1972 года), ответа у РФ не нашлось.

По словам Владимира Коровина, нынешние планы совместной работы РФ и НАТО по ПРО вызывают массу вопросов. Как обеспечить технологическую совестимость? Как организационно будет строиться совместная противоракетная оборона? Кто будет нажимать кнопку? И против кого все это будет нацелено? А самое главное: ракеты из «стан-изгоев», запущенные по Европе, над нашей территорией окажутся на слишком большой высоте. Тут бесполезны и А-135, и «Триумф». Так что перед нами, скорее всего – очередная политическая «мулька». Западники, как правило, отходят в сторону, как только дело касается работ, по которым русским нужно поставлять современные станки и передовые технологии.

Полностью заглохла программа «Доверие» 1992 года, предложенная конструктором Р.Авраменко: сбивать боеголовки с помощью плазмоидов. Плазмоидов, генерируемых антенными полями. Попадая в выставленный на ее пути плазмоид, головка резко ускорялась, кувыркалась и разрушалась. Никто не захотел совместно с русскими создавать оружие на новых физических принципах.

НЕ ПОЗОРИТЬСЯ

То есть, мы можем заключить: никто в НАТО не будет сотрудничать с Российской Федерацией в области создания стратегической ПРО. В РФ нет систем для поражения чужих БР на активном участке и на средней части траектории (в космосе). Условно – есть аналог ближней ПРО (С-400 и их развитие), к которому еще нет ракет. Имеющаяся система очаговой, локальной обороны Москвы (А-135) не подходит Европе по своей философии и ограниченности прикрываемого района. Кроме того, эта система, судя по всему, уже не действует и доживает последние годы. Способность же деградировавшего ВПК Росфедерации производить нужные сегодня стратегические системы ПРО, предназначенные для защиты от атак со стороны «новых ракетно-ядерных стран» (удар от силы несколькими ракетами) – под огромным сомнением.

Эксперт Гражданского центра прикладных исследований Сергей Горяинов (а ему пришлось работать помощником главного конструктора А-135 Анатолия Басистова вплоть до смерти последнего в 1993-м) подтверждает невеселые наши выводы.

— Разрушены не только промышленность, но и научные, инженерные школы, — говорит Сергей Горяинов. – И потому мы не можем рассматриваться как полноценный партнер в деле совместного с Западом создания ПРО, о чем говорил Дмитрий Медведев…

По словам эксперта, работы по созданию стратегической ПРО в РФ сейчас ведутся чисто виртуально, не «в железе». А сама философия построения А-135 неудачна. Видимо, нужно искать новые физические принципы для поражения боевых блоков, а не ракетные.

В случае с А-135, где ракета должна поражать ракету, время реагирования и действия настолько малы, что система в боевом варианте переводится в автоматический режим. И никакой оператор с пульта не может вмешаться в действия компьютеров. Но работоспособна ли А-135 в принципе? Может ли она действовать, даже если сохранилось бы производство противоракет? Ведь никто не испытывал А-135 в полном объеме, устраивая налет на Москву учебных боеголовок. Небольшой полигон в Сары-Шагане (изрядно раскуроченный в независимом Казахстане) представляет из себя маленький кусочек системы. Его испытания никоим образом не могут смоделировать работу всей сложной системы при реальном налете.

А попытка испытать систему А-35 (предшественницу А-135), введя в нее учебную программу-имитацию атаки на Москву, однажды привела к тому, что «мозг» ПРО столицы воспринял это как реальный налет, перешел в автоматический режим и начал подготовку на запуск противоракет с ядерной боевой частью. И слава богу, что конструкторы предусмотрели подрыв кабелей электроснабжения системы. Только перерубив их пиропатронами. Удалось избежать беды: операторы вмешаться в работу системы уже не могли. А потому в принципе нужно создание совершенно иной системы – соответствующей задаче отражения ограниченных ударов межконтинентальных баллистических ракет на больших расстояниях.

По мнению С.Горяинова, нужны некие «пионерные» разработки, когда ракету поражает не ракета, а нечто иное. Например, плазмоид Авраменко. Хотя его технология, показавшая интересные результаты в лаборатории, при попытке превращения в оружие столкнулась с огромными трудностями.

Ну, а предложение Медведева о совместном участии РФ и НАТО в создании ПРО С.Горяинов прочитывает в конспирологическом ключе. Запущен следующий сценарий:

1) Никто РФ в настоящие противоракетные программы не пускает.

2) Москва обижается – и объявляет что-то вроде новой гонки ядерных вооружений.

3) в США есть на такое сильный запрос: необходимо оправдывать затраты на дорогие программы Пентагона. Хотя бы и с помощью «виртуальной русской нью-угрозы». В итоге политические дивиденды получают и российские власти перед выборами, и американский военно-промышленный комплекс, испытывающий проблемы с госфинансированием.

Другого логического объяснения странной инициативы Медведева пока не обнаруживается…

Если российским стратегическим ядерным силам (СЯС) и сможет угрожать какой-то элемент американской ПРО, то только и исключительно морской. С земли американцы даже из Польши (про Румынию нет и речи) не смогут сбивать наши межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), поскольку Вашингтону пока не под силу отменить законы физики.

А вот крейсера и эсминцы с системой «Иджис» смогут заходить в арктические моря (если льды продолжат таять), оказываясь под траекториями российских МБР. При условии доработки зенитной управляемой ракеты (ЗУР) SM-3 они будут способны именно отсюда поражать наши МБР на среднем участке полета, а баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ), стартующие с североморских атомных подлодок, – даже на активном участке. Кроме того, с помощью усовершенствованных ЗУР американские корабли из вод, прилегающих к обоим побережьям самих США, получат возможность сбивать российские МБР и БРПЛ на нисходящем участке траектории.

Сегодня в ВМС США системой «Иджис» оборудованы все 22 крейсера «Тайкондерога» и все 60 эсминцев типа «Орли Берк», строительство которых продолжается (всего будет построено от 75 до 99 эсминцев). На 5 крейсерах и 16 эсминцах из этого числа система «Иджис» модернизирована и приобрела способность решать задачи ПРО, а не только традиционной ПВО.

Предполагается, что в дальнейшем такую модернизацию пройдут все крейсера и эсминцы ВМС США. Сейчас на них уже возлагаются задачи тактической ПРО (например, в зоне Персидского залива), а в случае успешной разработки новых модификаций «Стандарта» дело дойдет и до стратегической ПРО.

Обсуждение проблемы ЕвроПРО у нас почему-то полностью оторвано от реальных сценариев ее применения. Вообще-то угрожать нашим СЯС ПРО может только в том случае, если российские МБР и БРПЛ уже стартовали по целям в США, то есть если началась ядерная война.

В связи с этим хочется понять, при каких условиях такое может произойти.  Нанесение США обезоруживающего удара по нашим СЯС с расчетом на то, что остатки СЯС и будут добиты ПРО. В этом варианте удар по нам будет наноситься в первую очередь с моря.

Таким образом, если мы всерьез боимся американского удара и прикрывающей его ПРО, роль ВМФ в парировании данной угрозы должна быть первостепенной. И в плане поражения американских подлодок и надводных кораблей, и в плане создания морского рубежа ПВО/ПРО, способного максимально ослабить американский удар.

Про ВМФ у нас в данном аспекте почему-то не вспоминают вообще. Объяснений этой странности может быть три. Либо у нашего военно-политического руководства со стратегическим мышлением, мягко говоря, большие проблемы. Либо вся истерика насчет ПРО носит чисто политический характер и направлена исключительно на внутреннее потребление. Либо наш ВМФ находится в таком состоянии, что ни в каком парировании данной угрозы он участвовать не может. ВМФ РФ в отличие от ВМС США никакого морского рубежа ПРО/ПВО создать не способен в принципе и не сможет ни в каком обозримом будущем. Ничего сравнимого с системой «Иджис» у нас нет.

Не только имеющиеся в составе флота, но и строящиеся сейчас надводные корабли новых проектов способны в плане ПВО лишь на самооборону или в лучшем случае на оборону еще нескольких соседних кораблей и судов в ордере корабельной группы или конвоя, но уж никак не на оборону территории страны от ракетного удара с моря.

Исключение вроде бы составляют четыре ракетных крейсера: атомный «Петр Великий» пр. 1442 и три корабля пр. 1164 («Москва», «Маршал Устинов» и «Варяг»). У нас их иногда ошибочно считают некими аналогами американских кораблей. Но дело в том, что «Иджис» – это не просто набор разных ракет, а сложная интегрированная система. На наших же крейсерах имеется именно набор ракет. В частности – ЗРК «Форт», морской аналог С-300П.

Количество боеготовых ракет у нас и американцев просто несопоставимо. Сколько крейсеров и эсминцев имеют ВМС США, было сказано выше. Причем на них все ракеты постоянно готовы к пуску (до 122 на каждом крейсере, до 90 или 96 на каждом эсминце). У нас на «Петре Великом» 96 ЗУР, из которых одновременно готовы к пуску 12, на кораблях пр. 1164 – 64 ЗУР, из которых к пуску готовы 8. К тому же указанные корабли разбросаны по флотам.

Правда, отразить или хотя бы ослабить обезоруживающий удар наш ВМФ мог бы другим способом – нанося удар по носителям ракет, значительная часть которых «заодно» является и носителями ПРО. То есть поражая крейсер или эсминец ВМС США, мы «убиваем двух зайцев». Здесь перспективы нашего флота несколько лучше.

Даже в период, когда ВМФ СССР был на пике своей мощи, его противолодочные возможности были крайне низки, сейчас же в лучшем случае обеспечивается противолодочная оборона в непосредственной близости от своих баз. А вот по надводным кораблям удары могут наносить и наши атомные и дизельные подлодки, и надводные корабли, и авиация с берега.

Наиболее адекватной мерой противодействия ПРО на самом деле является недавнее подписание контракта на строительство четырех атомных подводных лодок пр. 885М «Ясень». Конечно, этого мало, но, к сожалению, ускорить процесс невозможно. Все по тем же причинам – нехватки денег, квалифицированных кадров и производственных мощностей.
Подробнее: http://www.ng.ru/nvo/2011-11-30/10_pro.html

Leave a Reply